Когда экономика находится на "ручном управлении", нельзя, чтобы тряслись руки

NEWSru.com

Спор о том, является ли экономика точной наукой, или относится все же к гуманитарным дисциплинам, однозначного решения не имеет. Несмотря на обилие цифр, кривых и формул, экономическая ситуация в стране или в мире более чем наполовину зависит от "человеческого фактора". Причем если в рыночной модели следует учитывать "психологию толпы", то при активном вмешательстве государства появляется новый непредсказуемый фактор - слова и действия чиновников.

Такой призрачной категории, как "доверие", посвящено огромное количество публикаций и исследований. На западе даже придумали, как измерять индекс доверия мировой экономике . Нынешний кризис даже некоторое время именовали "кризисом доверия", причем в России эта фаза далеко не исчерпана. Банки не доверяют друг другу, поэтому рынок межбанковского кредитования, несмотря на массированные вливания со стороны ЦБ и Минфина, нормально так и не заработал.

Население не доверяет банкам, поэтому в стране происходит бегство вкладчиков из коммерческих банков. По мнению корреспондентов газеты "Коммерсант", именно отток вкладов населения стал основной причиной дефицита ликвидности и потери финансовой устойчивости таких банков, как Русский банк развития (РБР), Собинбанк, Эконацбанк, ВЕФК. Что потребовало срочного привлечения в капитал новых акционеров либо прохождения процедуры санации через ЦБ и АСВ.

И банки, и население несмотря на все разумные доводы и аргументы, не доверяют способности властей гарантировать стабильность рубля в условиях мирового кризиса. Демонстрировать в этих обстоятельствах нерешительность или денонсировать принятые ранее решения - означает подрывать те жалкие остатки доверия, которые еще оставались, и в конечном итоге сводить на нет все предыдущие усилия.

Неудачное (как выяснилось) выступление Сергея Игнатьева является классическим примером самосбывающегося прогноза. Причем случай этот далеко не единичный. Достаточно вспомнить Алексея Кудрина, предсказавшего падение рынка, которое привело к одному из наиболее сильных обвалов российских бирж.

Подобного рода высказываний и действий властей, многие из которых стали поворотными в развитии нынешнего кризиса, что в России, что в мире, можно насчитать уже больше десятка. Последнее выступление Генри Полсона, в котором он фактически расписался в несостоятельности предложенного им плана стабилизации американской экономики, возымело негативный, но краткосрочный эффект.

Полсон - "хромая утка", свою функцию он уже выполнил и отведенные ему 350 миллиардов долларов, выделенных Конгрессом, почти все потратил. Как распорядитьься второй половиной денег, которые можно будет тратить в следующем году, решать уже не Полсону.

Одном из самых ярких проявлений параноидально-бюрократического бреда стали торги на ММВБ 13 ноября, в ходе которых регулятор в панике метался между соблазном позволить рынку немного подрасти и необходимостью исполнять собственные критерии остановки торгов. В результате противоречивые распоряжения выходили в течение двух часов. Говорить о каком-то доверии к российскому фондовому рынку после этого сложно.

facebook
LJ